Эдуард Багрицкий

Артикул: 75e414801a31 Категория:

Описание

БАГРИЦКИЙ Эдуард Георгиевич — поэт. Печататься начал незадолго до революции, в Одессе. Годы гражданской войны провел на фронте, в Красной армии. Первую книгу стихов выпустил в 1928 (в издательстве ЗИФ — «Юго-запад»). Входит в группу конструктивистов (см.). Его первые произведения, к-рые по времени написания совпадают с периодом гражданской войны, проникнуты напряженной, физиологически ярко выраженной жизнерадостностью, жадностью к жизни. Но эта жизнерадостность тематически не увязывается у Б. с современностью. В прошлом он ищет яркие фигуры, поэтическое воплощение к-рых дало бы ему возможность творчески разрядить чрезвычайно оптимистическое, активное мироощущение, пронизанное пантеистическими настроениями. Программным стихотворением этого времени является «Тиль Уленспигель» (Тиль Уленспигель — жизнерадостный фламандский народный герой, воспринятый поэтом очевидно в освещении де Костера). Уже в этот период творчества Б. замечается пристрастие к архаике и мистической фантастике.

Эмоциональная окраска стихов Б. последнего времени радикально отличается от характера начального этапа его лит-ой деятельности. Переход от периода военного коммунизма к мирному хозяйственному строительству является для творчества Б. критическим. Идеологический кризис поэта длится до сих пор. Если период героических лет гражданской войны, преломленный через огромную жизнерадостность как индивидуальное качество поэта, рождает в известной мере созвучные эпохе по бодрой оптимистичности произведения, то наше строительство совершенно не воспринимается Б., не находит отражения в его стихах. Поэт остается на архаических лирических позициях, очень часто, как бы демонстративно, прибегая к особенно тривиальным приемам «Соловей и роза», «Арбуз», доводя, правда, их до большого мастерства. В новой обстановке поэт «скучает», основной темой его стихов становится анархическое романтическое буйство («Черное море»); утверждение своей физиологической напряженности он выражает надрывными эротическими произведениями («Весна»). Усиливается мистическая струя («Трясина»), появляется ощущение тоски и неприкаянности, поэт жалуется на то, что только ему вечерний час не приносит «ни чая, пахнущего женой, ни пачки папирос» («Ночь»). Это стихотворение — «Ночь» — представляет собой высшую точку выражения непонимания поэтом нашего строительства (для него витрины кооперации только «оголтелая жратва»). Все последние стихи Б. проникнуты пессимистическими настроениями. Наиболее крупное произведение Б. «Дума про Опанаса» рисует столкновение махновщины с красными. В центре «Думы» яркая по эмоциональной выразительности картина расстрела коммуниста Когана и перерождения, под влиянием этого расстрела, его палача, украинского крестьянина — вынужденного, невольного махновца. Все же и «Дума про Опанаса» — произведение романтически отвлеченное. Романтическое, расплывчатое преломление действительности вообще является в творчестве Б. основным. Б. дал несколько мастерских переводов (из Бэрнса, Вальтер-Скотта и др.). Внутренняя динамичность образов, большая напряженность стиха, прекрасно чувствуемый ритм, умение дать ощущение фактуры описываемого — все это ставит Б. в ряд значительных поэтов последних лет.

Библиография. Лежнев А. З., статья в журн. «Революция и культура», Ї 20, 1928; Красильников В., Бард рамантизма «На лит-ом посту», Ї 21, 1927.

О. Бескин

© 2004 ФЭБ